Сегодня 17 октября 2017 года
Для слабовидящих

Главное меню

ТЕЛЕВИДЕНИЕ

customs-tv

11_09_ban

«Дальше фронта не отправят, больше взвода не дадут»…

В дни создания Калининградской таможни, в далеком 1945 году, у ее истоков стояли именно фронтовики, солдаты, участники боевых действий Великой Отечественной Войны. Каждый из 19 ветеранов прослужил в таможне 30-40 лет, многие были награждены Почетным знаком Министерства внешней торговли, отмечены за трудовую доблесть. Каждый год 9 мая, в торжественный и праздничный День Победы, в  Калининградской областной таможне традиционно чествуют ветеранов, с гордостью вспоминая отцов-основателей таможни, обладателей необычных боевых биографий,  из которых сейчас в живых остались только трое: Ю.М.  Лавров, В.А. Гусев, Ю.Ф. Подшивалов.

Именно с Юрием Феофиловичем Подшиваловым, который артиллеристом-минометчиком в составе частей 1-го Белорусского фронта дошел до Берлина под началом маршала Жукова, 30 лет прослужил в Калининградской таможне, был награжден двумя Орденами Отечественной войны 2 степени, медалью «За взятие Берлина», мы и поговорили в преддверии праздника.

- Юрий Феофилович, расскажите, пожалуйста, о семье, в которой Вы родились, и о Вашем детстве.

- Родился я 10 июля 1925 года в городе Нерчинске Забайкальского края, в семье казаков, и был первым из 5 детей. Мой отец, Подшивалов Феофил Алексеевич, в свое время, в 1918 году, сбежал от мобилизации атамана Семенова*, подался в партизаны и дошел до Владивостока,  служил в Дальневосточной армии, а в 1924 году уволился со службы в должности взводного командира и женился на моей матушке, Евдокии Григорьевне. 

Мой дед, Алексей Яковлевич Подшивалов, в 1929 году продал свое имение и уехал в город Нерчинск, где в то время организовывался колхоз «Путь к коммунизму». А отец устроился по соседству – по сибирским меркам ведь 60 верст не расстояние – на золотой прииск Дарасун. Когда образовался новый район, он попал в райком партии, а впоследствии стал директором машинотракторной станции, с 1934 по 1940 годы руководил школой механизаторов.

Нулевой класс я проучился в школе колхозной молодежи. Чем была замечательна эта школа, и чем она мне запомнилась – ученики приходили, их кормили завтраком, обедом, а после обеда распускали домой. А с первого по восьмой классы я проучился в городской средней школе Нерчинска, которой существует до сих пор – деревянное, всего на четыре комнаты.  

- А как и когда Вы попали в армию?

- После окончания школы я учился в техникуме на топографа и даже одно лето проработал: в качестве практиканта участвовал в аэрофотосъемке вокруг Байкала. И только я вернулся домой с этой практики, как меня призвали в армию.

7 января 1943 года я уже был обмундирован: американские ботинки, обмотки, куртка- венгерка и буденовский шлем. А в середине января нас посадили на поезд и

отвезли под Улан-Удэ, на станцию Дивизионную. Там было высшее пехотное училище. Я оказался в 8-й минометной роте, и через 14 месяцев, в мае 1944 года окончил училище младшим лейтенантом. Уже в октябре мне было присвоено очередное звание – лейтенант, командир взвода. Как говорится, «дальше фронта не отправят, больше взвода не дадут».

- Так сразу после училища Вас и Ваш взвод отправили на фронт?

- Да, попал я на взводного под Бендерами, есть такой город в Молдавии. На нашей огневой слива росла, метров 10 высотой, и такие черные, спелые сливы на ней росли, а рвать их было нельзя: старшина не разрешал, чтоб не выдать огневую. А ночью – страшно, потому как немцы стреляют почем зря, могло и пулей зацепить. Поэтому этих слив мне удалось поесть только после того, как пришли мы из «бессарабского похода», когда  вернулись на эти же позиции. Я забрался на эту сливу и с удовольствием объелся.

Мы были в 9-ом Краснознаменном корпусе 5-й ударной армии. Под началом нашего старшины, Василия Ерохина, который всем нам, восемнадцатилетним пацанам, заменил отца, прошагали мы всю Молдавию до реки Прут. Закрепились, и тут нам сказали: «Ребята, хватит, дальше уже Румыния. Надо возвращаться назад и начинать наступление с Вислы». Дошли мы до Вислы, оттуда двинулись вперед, выручать союзников-англичан, которых немцы прижали. И шестьсот с лишним километров за полмесяца «проскакали», с боями и без боёв… всякое бывало. Немецкую границу перешли спокойно, и Иосиф Виссарионович объявил на всем благодарность приказом.

Дальше предстоял поход до Одера.

Закрепились мы на Одере. У меня в траншее был стрелковый наблюдательный пункт, окопчик вырыт. И вот, 23 февраля произошел такой случай. Вызывают меня на КП полка, а напрямую – 200 метров по пустырю – идти опасно было, и я пошел окопами в обход. Вышел на дорогу, и вдруг, откуда ни возьмись – немец на самолете. Увидел меня и давай обстреливать. Я уже и за деревья прятался, а он мимо пролетит, и снова возвращается, снова стреляет. «Ну что ты стреляешь, идет себе человек по дороге, тебя не трогает, - думаю, - мне тебе ведь и ответить нечем, у меня только пистолет». Правда, это был хороший пистолет, длинноствольный. Делать нечего, пришлось отстреливаться из него. Пару раз буквально выстрелил, а он взял да и упал в воду. Почему – до сих пор не пойму.

На КП полка за этим обменом любезностями, оказывается, следили. Только я дошел, они спрашивают: «Ты зачем этого немца сбил?» - «Я не сбивал, только пару раз из парабеллума выстрелил…» - «Так что, на тебя не записывать?» - «Не надо». «Ладно, - говорят, - в следующий раз, а пока – на вот тебе орден за то, что на Одер пришел». Это был Орден Отечественной войны 2 степени.

Простояли мы на Одере до 15 апреля, а потом нас заменили польской армией. Когда по льду шли, увидели, что справа и слева от нас какие-то колонны движутся, только в противоположном направлении. Оказалось, что это немцы отступали. Завидев нас, побросали они все свои орудия, бронетранспортеры и рванули куда-то. Наверное, до самого Берлина…

А ещё я на Одере лошадь потерял. У меня во взводе был самый настоящий цыган с украинской фамилией Бровченко. За два-три дня до переправы он откуда-то привел лошадей, таких красивых, ухоженных, даже уже оседланных, и мне один коняга достался. Я его по льду рядом с собой вел во время переправы, а он взял и провалился в воронку от снаряда, утонул. До сих пор очень жаль его. 

А утром, 16 апреля, после ночевки на голой земле, началось наступление под командованием маршала Жукова. 60 километров пешком.

- Вы до самого Берлина дошли?

- Знаете, я даже за Берлином был. Видел там полигон, на котором немцы тренировались из своих орудий наши танки подбивать. Только у них плохо получалось.

- А что было после войны?

- С августа по сентябрь наш батальон находился в Польше, убирал урожай хлеба. Дело в том, что русские в апреле провели там посевную кампанию, а потом территория отошла полякам, у которых свой хлеб уже был, в закромах необмолоченный лежал. Пришлось уборкой урожая Советской Армии заниматься.

Когда вернулись, оказалось, что 230-ю Сталинскую стрелковую дивизию переименовали в 17-ю механизированную, а наш 988-й полк – в 54-й мотострелковый, хотя знамя то же осталось, и перекинули на север Германии. А у меня с мая ещё мотоцикл трофейный остался, четырехскоростной, на нем-то я и поехал к месту дислокации дивизии. В сотне километров от цели он сломался, поэтому прибыл я в город Росток с большим опозданием, и на мое место был уже назначен новый взводный. А мне в городской комендатуре сообщили, что отныне я назначен командиром заставы.

Моей задачей было по утрам выпускать в море на промысел шаланды рыбаков, собирать у них документы, а вечером – отдавать обратно, а рыбаки мне в обмен давали 3-4 ящика салаки. Я кормил этой рыбой ребят с заставы, ещё и в столовую полка своего отдавал немало.

- Юрий Феофилович, а как же получилось, что Вы попали в таможню?

- Ну, это позже было. Сначала я проработал секретарем исполкома в горсовете Читы, потом – в Министерстве государственной безопасности на железнодорожном транспорте Читинской области. В 1947 году женился. Через двенадцать лет мы переехали в Калининград с семьей – к тому времени у нас уже было двое детей, дочь и сын. Калининград к тому времени ещё не был восстановлен, жена, помнится, возмущалась: «Куда ты нас привез?». Но ничего, обжились. Она устроилась главным бухгалтером в трамвайном депо, а я стал работать на заводе торгового машиностроения, откуда ушел в только что созданную китобойную флотилию имени Юрия Долгорукого, и там проработал до 1969 года. Дальше ходить в море  мне не позволили мое больное сердце и врач. Во флотилии я занимался снабжением, поэтому частенько по морскому обычаю угощал на борту судна таможенников и пограничников, со многими был знаком. И вот эти знакомые посоветовали мне идти в таможню.

Так я познакомился с Николаем Семеновичем Хазовым, таможенником «до мозга костей», который проработал начальником Калининградской таможни 25 лет. Он взял меня инспектором, контрабанду искать на морских судах. И в первый же день службы, когда мы осматривали судно американской постройки «Кавказ», я обнаружил в машинном отделении спрятанные в отстойники рулоны контрабандной ткани.

В таможне я служил до самого выхода на пенсию, до 1999 года. За спиной должности заместителя начальника отдела кадров, начальника отдела подготовки кадров, начальника отдела по пропуску грузов в порту, награда «Отличник таможенной службы».

Когда я занимался кадровой работой, то с удовольствием подхватил идею Дмитрия Андреевича Шишкова о создании музея Калининградской таможни. Мы собирали экспонаты, искали помещение, изготавливали стенды, и вот, в ноябре 1995 года, в канун 50-летия таможни, состоялось открытие музея. Сейчас в Калининградской областной таможне уже другой музей, с новыми экспонатами, их коллекция постоянно пополняется благодаря работе калининградского Совета ветеранов, отделения Всероссийского Союза ветеранов таможенной службы, и сейчас новички принимают там Присягу на верность таможенной службе, проводятся экскурсии, встречи ветеранов.

- Спасибо Вам за беседу!

Юрий Феофилович Подшивалов, даже выйдя на пенсию, активно участвует в жизни Калининградской областной таможни: присутствует в качестве почетного гостя на праздничных и спортивных мероприятиях, при ежегодной традиционной посадке молодых деревьев на Аллее ветеранов таможенной службы, принимает участие в работе с подшефными школьниками, занимается пополнением музейного фонда таможни.

От имени всех должностных лиц, работников и сотрудников Калининградской областной таможни мы поздравляем наших дорогих ветеранов Юрия Феофиловича Подшивалова, Василия Алексеевича Гусева и Юрия Михайловича Лаврова с 65-летием со Дня Победы. Примите наши искренние пожелания долгих лет жизни, здоровья, счастья и нашу благодарность за ваш неоценимый вклад в Победу.

Ксения Попова

Отделение по связям с общественностью
Калининградской областной таможни