Сегодня 30 марта 2017 года
Для слабовидящих

Главное меню

ТЕЛЕВИДЕНИЕ

customs-tv

Чудотворная икона

Если говорить о верующих, то их условно можно разделить на три категории. К первой относятся люди, которые активно не верят в бога, ко второй  святоверующие. Есть ещё и третья категория, и она, возможно, самая многочисленная. Это люди, которые не верят в бога, но делают вид, что верят. К какой именно категории отношусь я, сотрудник таможни, даже положа руку на сердце сказать сложно, но во всяком случае, я не уподоблюсь тем нашим соотечественникам, а вы их можете увидеть в церкви и по телевидению в любой престольный праздник, которые ещё вчера не верили в бога и это всячески подчёркивали, а сегодня со свечкой в руках стоят перед иконами, слушая молитвы.

Во всяком случае, во время больших церковных праздников я посещаю церковь, подхожу к иконе, крещусь, как положено, и думаю о чём-то своём, о том, чтобы мне хотелось, чтобы исполнилось.

Если хочешь выиграть в суде сложное административное дело, порой все надо делать быстро, очень быстро. Если контрабандист оформляет товар в одном городе, а его подельник штампует липовые документы на этот товар в другом, здесь уже бессмысленно направлять отдельное поручение в другую таможню. Единственный выход создавать мобильную группу, пытаться разом накрыть всех, добыть улики. Такие группы мы создавали лет десять-двенадцать назад, когда я работал в отделе таможенных расследований Санкт-Петербургской таможни. Иной раз трудновато приходилось, но всегда вспоминал старую флотскую пословицу – «это не работа, а приключение».

Однажды коллеги из Смоленска сообщили, что у них на посту оформляется интересующая нас организация. Наша группа выехала на двух машинах в Смоленск. Произвели необходимые процессуальные действия; изъяли товары и документы, опросили свидетелей. Коллега мой остался в Смоленске, а мне необходимо было с документами срочно вернуться в Петербург для производства других процессуальных действий.

Есть в Смоленске Свято-Успенский кафедральный собор, а в нем икона Божией Матери «Одигитрия» Смоленская, прообраз которой был с русским войском в войну 1812 г. Слышал я, что икона эта способна творить чудеса и в это верил даже М.И. Кутузов. Эта икона находилась на позициях русских войск в Бородинском сражении и умножала силы и дух воинов, которые шли на смерть. Как не спешили мы, а я убедил всех зайти в собор и у иконы, воспринявшей благодатную силу древнего образа, поставить свечи во здравие за коллег, за друзей и близких.

Вечерело. Для 22 января было сравнительно тепло, но на дороге образовалась наледь, и пошел снег. При выезде из Смоленска лопнул передний скат и машину занесло. Может, это было знамение свыше, чтобы вернулись, не знаю. При замене колеса стало ясно, что на дороге даже стоять было невозможно, не только ехать, до того было скользко. Однако дело обязывало быть в Петербурге к утру, посоветовавшись, все же решили ехать.

Водитель наш вел довольно уверенно, и нами стало овладевать дремотное состояние. Одно вызывало беспокойство, все больше и больше возрастала скорость, а делать замечание под руку как то не принято. Между Великими Луками и поворотом на Пушкинские Горы есть неприятный участок дороги, правый поворот с уклоном вниз. Помню, как мелькнул знак «скользкая дорога» и мысль, что сейчас что-то случится. Многие автомобилисты знают, как неприятно ощущение слышать визг резины и понимать, что она не держит автомобиль на дороге. Не далее двух-трех метров перед капотом оказались фары встречной фуры, затем удар, треск, ощущение полета, скрежет и машина остановилась.

Еще не веря, что остались в живых, выбираемся из искореженной AUDI. Кузов повело винтом, передние колеса загнулись под арки. Оценив ситуацию, поняли, чего нам удалось избежать. К шоссе вплотную прилегало основание высокого холма, поросшего деревьями, который граничил с краем обрыва, спускавшегося к реке. Вынеси нас чуть раньше, неизбежно было столкновение с деревьями, чуть позже, упали бы в реку с шестиметрового обрыва. И только в том месте, где обрыв примыкал к холму, было относительно пологое место и намело снег. Это и спасло нам жизнь. Разминувшись с фурой в каких-нибудь нескольких сантиметрах, мы, оказывается, сбили ограждение, пролетели пятнадцать метров по воздуху и пропахали в снегу траншею метров сорок. Забегая вперед, рассказываю со слов коллег, что произошло на следующий день. Извлекать машину помогал местный житель. У него имелся вездеход. Посмотрел он на нас удивленно, перекрестился и говорит: «Не иначе, ребятки, с вами пребывает Святая сила, ведь на этом месте ежегодно бьется до десятка машин, и всегда гибнут люди. Я подрабатываю тем, что вытаскиваю машины, и впервые вижу, что в этом месте остались в живых люди». Пока вытаскивали автомобиль, на шоссе появился MERSEDES и со всего хода врезался в склон холма, в деревья. Двое погибших прямо на глазах…

Пошли ловить попутку. Оказалось, что на шоссе ни зги не видно. Идешь, и ногой щупаешь обочину, чтобы не упасть в канаву. Чуть быстрее удавалось идти при свете приближающихся машин, но, увы, ни одна не остановилась. Нас было трое на шоссе. Наконец сообразили, что может быть, нас боятся. Решили так, ребята прячутся в кювете, а я голосую. Сложилось глупейшее положение. В фильме «Особенности национальной рыбалки» фигурирует образ прокурора, которому я в точности соответствовал в ту ночь. Представьте: ночь, лес, на много километров ни одного населенного пункта, заснеженное шоссе, интеллигентный человек на дороге с портфелем …

Когда мы окончательно окоченели, были то во всем легком, вылезли из канавы и просто пошли по шоссе. Часа через два увидели интересную картину. На обочине, у самого края кювета, стоит сильно наклонившийся грузовик с лесом. Бревна съехали на сторону, борт выгнуло пузырем. Водитель лежит под задней полуосью и пытается  приподнять ее домкратом, чтобы поменять скат. Мне кажется, что только русский человек способен на такое. Как ни плохо нам было, не могли мы мимо пройти, видим, мучается человек, хотели ему помочь. Вдруг вся конструкция поехала, и мы едва успели за ноги выхватить водителя из-под машины. Выходит, не подойди мы минутой раньше, придавило бы его.

Все-таки есть хорошие люди на свете. Нас, троих здоровых мужиков, подобрал ночью и подвез до поста ГАИ бизнесмен из Латвии, молодец, не побоялся.

Уже глубокой ночью стали нас рассаживать в попутные машины. Я поехал в междугородном автобусе, который следовал из Гродно в Приозерск. Там ехали торговцы, и автобус был наполовину забит тюками. Все спали. Было только одно свободное откидное место в проходе справа от водителя. От усталости и волнений стало клонить ко сну. Спать на этом месте было неудобно, и пришлось пересесть выше, на первый ряд, убрав оттуда вещи. Снова пошел снег. При свете встречных машин всё сливалось в одно белое пятно. Дорога практически не была видна. Опять встречная машина, какие-то огоньки на обочине. Что это???!!! В метрах сорока перед нами под углом стоит фура, перегородившая всю полосу движения.                  В состоянии шока секунды две водитель не знал, что делать. Затем начал тормозить и пытаться уйти влево. Автобус понесло юзом, и он стал валиться на правый бок. Водитель понял, что сейчас будет лобовое столкновение со встречным автомобилем и поставил руль прямо. «Этого не может быть, по теории вероятности не должно быть, это несправедливо!!!» - мелькнула у меня отчаянная мысль, а руки впились в рукояти кресла.  

Удар оказался не такой сильный, как можно было ожидать. Правая часть кабины вместе с дверью смялась до первого ряда сидений, как будто была сделана из бумаги. Автобус выбросило на встречную полосу, и он остановился.

Как добирался я дальше малоинтересно, но уже утром был в городе и работал по вновь возбужденному делу о нарушении таможенных правил.

…Постепенно я стал забывать и о происшествиях на дороге, и о том, почему вдруг мне так несказанно повезло. Нам, сотрудникам таможни, людям в погонах, положено сдерживать свои эмоции. Работа есть работа, здесь свои сроки, свои законы и есть свой спрос. Но, тем не менее, когда мой мозг уже отдыхал от обычных рутинных обязанностей, мне вдруг опять захотелось побывать в Смоленском соборе и поставить свечку у иконы Божией Матери «Одигитрии» Смоленской. Захотелось до того, что я чуть было, не купил билеты на ближайшие выходные. Не знаю, может в этом что-то  и есть, что не всегда можно выразить даже словом.

Грачёв Владимир Германович, начальник учётно-регистрационного отделения Санкт-Петербургской таможни