Сегодня 24 сентября 2017 года
Для слабовидящих

Главное меню

ТЕЛЕВИДЕНИЕ

customs-tv

11_09_ban

Работали на совесть

День ветеранов таможенной службы в таможенных органах Российской Федерации отмечают 29 мая согласно Постановлению исполкома Всероссийского Союза ветеранов таможенной службы от 10 июня 1999 года. В этот день проходят торжественные мероприятия, на которых поздравляют тех, кто посвятил большую часть жизни становлению таможенной службы и защите экономических интересов страны.

В Калининградской таможне Совет ветеранов был создан в семидесятые годы приказом её начальника Дмитрия Шишкова, который и разработал «Положение о звании «Ветеран Калининградской таможни». В 1996 году организация приобрела юридический статус, официально став отделением Всероссийского Союза. В то время заместителем Шишкова работал Валентин Шипов, ныне – ветеран таможенной службы, полковник в отставке, Почетный таможенник России, принимавший активное участие в создании Совета ветеранов и даже некоторое время его возглавлявший.

В преддверии праздника мы побеседовали с Валентином Александровичем о его жизни, работе в Калининградской таможне и коллегах-таможенниках.

Детство, которого не было

- Валентин Александрович, начнём с самого начала – с Вашего детства…

- А детства практически у меня и не было. Родился я 2 июля 1929 года, жил с семьей в Подмосковье. С началом войны отца призвали на фронт, и я остался за хозяина, заботиться о матери, двух сестрах и младшем брате. Все тогда жили трудно, и мне, 12-летнему пацану, пришлось на себе ощутить, насколько тяжело прокормить семью в военные годы.

Однажды мать взяла меня за руку и отвела за 50 километров от дома в деревню Рябиновка, на заработки. Два года я был подпаском. Мать приходила, я отдавал ей заработанное, и некоторое время семья могла прокормиться. Через пару лет такой жизни я запросился домой.

До конца войны выжить моей семье помог старый кованый бабушкин сундук с приданым. Я стал менялой: ездил по деревням Ивановской, Владимирской, Горьковской областей, выменивая вещи на еду.

Отец, слава Богу, вернулся с войны живым и здоровым. Я сдал ему должность «главного мужика» и ушёл служить.

Служба

- Что же заставило Вас в таком юном возрасте примерить погоны?

- Очень хотелось стать юнгой. Мне не было ещё и 17 лет – непризывной возраст. Поэтому я сам поехал в Ленинград, и поступил на курсы радиосвязи особого назначения, а потом – на службу в морскую разведку Балтийского флота. В 1947 году я приехал в воинскую часть в Калининграде. Очень интересная была служба. Дважды был направлен на работу за границу: с 1952 по 1955 годы в Берлин, а с 1955 по 1960 – в Росток, уже с женой и сыном. В Берлине, кстати, мы размещались в том самом доме, где сейчас находится военное министерство Германии.

- Как же получилось, что Вы стали работать в Калининградской таможне, и почему выбрали именно таможенную службу?

- Честно говоря, это случайно получилось. Когда вернулся из Ростока, то ушёл со службы и стал выбирать дальнейшее поле деятельности. Предпочтений у меня не было. В таможню меня практически привела в 1960 году сестра моей супруги, Валентины Захаровны, которая была лично знакома с заместителем начальника Калининградской таможни Дмитрием Шишковым. После разговора с ним я был принят на должность контролера в морской порт. Тогда больше половины калининградских таможенников составляли фронтовики, участники Великой Отечественной войны. Я, тридцатилетний, был среди них самым молодым. С меня началось второе поколение таможенников.

Даже сейчас помню, как мне понравилась форма. Но больше всего, конечно, понравилась сама работа. Тогда самыми главными нашими задачами были борьба с контрабандой и контроль за обработкой экспортно-импортных грузов.

До моего прихода в таможню в год заводилось меньше 100 дел о контрабанде, а потом уже эта цифра выросла до 1000 с лишним.

Карьера

- Как Вы прошли путь от простого контролера до заместителя начальника таможни?

- Я взялся за работу всерьёз, можно сказать, страдал за своё дело, начал активно нарабатывать опыт поисковой работы, и заразил своим энтузиазмом остальных оперативников. Конечно, очень пригодились навыки разведчика: в беседе с капитаном судна, задавая самые обычные вопросы, по короткой паузе перед ответом или почти неуловимой фальши в мимике можно было догадаться, что совесть у человека нечиста. Технические приспособления тогда были самые незатейливые, и главным инструментом в поиске скрытой на судне контрабанды была голова контролёра. И вскоре я настолько поднаторел в этом деле, что на партсобраниях меня даже обвиняли в том, что у меня на каждом судне есть свой агент, раз я чуть ли не всё время в свою смену какую-нибудь контрабанду задерживаю.

Один интересный случай помню. Сидел на пароходе, за столом вместе с первым помощником капитана, задавал ему обычные вопросы: «Откуда прибыли?», «Что везете?», а сам в это время автоматически под столом рукой водил. И пока он мне рассказывал, что никаких нарушений у них быть не может, какие у них жесткие требования, как их комиссии разные проверяют, я нащупал под крышкой стола какую-то ниточку. Потянул – вот он, свёрточек с контрабандой. Обычно в таких свёрточках перевозили валюту или какой-то мелкий груз вроде сеточек для волос, пользовавшихся большим спросом в парикмахерских.

Когда я научился работать сам, прошёл путь от простого инспектора до старшего смены, - моя смена постоянно держала первое место по задержаниям, - то начал учить своему мастерству других. Ко мне в смену даже просились. Калининградская таможня стала знаменитой в СССР, и к нам приезжали учиться таможенному делу из других таможен страны. Я делился опытом, рассказывал о своих приёмах: как начать разговор, какие вопросы задавать, как определить, что человек тебя обманывает, какие типы пароходов бывают, в каких местах может быть спрятана контрабанда.

Через некоторое время я стал заместителем начальника таможни – Дмитрия Шишкова, возглавлял Совет ветеранов таможенной службы. Работал с такими людьми, как Юрий Подшивалов, Марк Босин, Александр Чваньков, Эдуард Витов, Фахраддин Салимов, некоторых лично принимал на работу в таможню. До сих пор поддерживаем отношения, поздравляем с праздниками.

Тогда таможенники работали на совесть, с энтузиазмом, любили своё дело, можно сказать, болели за него, хотя нельзя было сказать, чтобы зарплаты большие были. Я получал 120 рублей, из них 30% отдавал за форму, даже подрабатывать приходилось, ведь уже двое детей было: радистов обучал, грузчиком был. Но никогда ни о каких взятках даже мысли ни у кого не было, такие вот люди в таможню приходили, как будто специально подобранные.

На пенсию я вышел в 1999 году.

После таможни

- Чем Вы занимаетесь после выхода на пенсию?

- Некоторое время работал директором склада временного хранения. Живу в небольшом домике, ухаживаю за садом и огородом, а это отнимает много сил и времени. Уже отпраздновал с супругой золотую свадьбу, не за горами бриллиантовая. В 2004 году награжден знаком «Почетный таможенник России». Мой сын – Виталий Шипов - в 90-е годы возглавлял администрацию Калининграда, а сейчас находится на посту вице-губернатора, отвечает за внутреннюю политику. Дочь Элла тоже выбрала в каком-то смысле таможенную сферу – работает в магазине duty free. Сейчас, будучи членом Совета ветеранов таможенной службы, с удовольствием принимаю активное участие во всех ветеранских мероприятиях Калининградской областной таможни.

Ксения Попова

Отделение по связям с общественностью
Калининградской областной таможни