Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

Северо-Западное таможенное управление

3 мартa 2020 16:18, изменено 10 мартa 2020 11:05

Ветеран таможенной службы Карельской таможни Карен Агамирзоев: " Море, пароход, таможня"

Кто-то собирает марки, кто-то тосты, а кто-то… историю таможенного дела. Неутомимый исследователь из Костомукши, член Совета ветеранов таможенной службы Карельской таможни Карен Агамирзоев вот уже 16 лет занимается краеведческой работой, относящейся к прошлому таможенной службы в Карелии и на Северо-Западе России. Это тема специфическая и малоизученная, но таит в себе столько интересных фактов, что их хватило бы не на один сценарий или роман. Не случайно маленькие открытия краеведа Агамирзоева влекут его в новые глубины истории, зовут на поиски, заставляя по собственной инициативе совершать экспедиции в самые отдаленные уголки нашего края. Например, на берега Белого моря, в частности, в село Ковда, где в конце 19 – начале 20 века кипела работа на местных лесозаводах, шла бойкая торговля лесоматериалами, которые отправлялись в разные концы света. Здесь до 1917 года находилась Ковдинская таможенная застава, открытая 120 лет назад (в 1893 году).

- Карен Михайлович, что может быть интересного в таможенной службе в маленьком селе, если взглянуть на нее с точки зрения истории?

- Таможенники в Ковде, Умбе, Керети, Кеми, Сороке (Беломорске) и других мест по берегам Белого моря в конце 19 века были вовлечены в процесс бурного развития лесопромышленного производства. Кроме того, до 20-х годов 20 века были не только свидетелями, но и активными участниками сложных политических и экономических процессов в России и мире.

Скажем, одним из интереснейших эпизодов, вошедших в историю мореплавания на Белом море, стало дело германского парохода «Утгард». Мне и известному мурманскому историку, Почетному таможеннику России, кандидату юридических наук Виктору Головину удалось досконально разобраться в этой истории и выяснить судьбу судна. Для этого нам пришлось поработать в архивах и библиотеках, встретиться с краеведами, потомками участников тех событий, в том числе, во время двух моих экспедиций в Ковду в этом году.

- Это легенда о том, что таможня потопила мирное торговое судно? Почему, для чего?

- Представьте, в июле 1914 года океанский пароход из Германии заканчивает погрузку досок у причала шведского завода Бергрена в Ковде. В эти дни, 20-го числа, в Ковдинскую таможенную заставу поступает необычная телеграмма от Архангельского губернатора Бибикова. Он дает распоряжение задержать находящийся в Ковдском порту германский пароход «Утгард» в связи с начавшейся войной, а затем затопить его в заливе. Это распоряжение подтвердил затем управляющий Архангельской таможней Островский. Почему? Оказывается, появилась информация, что в водах Баренцева моря замечены корабли германского военно-морского флота, которые могли забрать силой «Утгард».

Так пароход с экспортным грузом был арестован, а интернациональная команда во главе со шкипером была снята и отправлена под наблюдение полиции.

22 июля 1914 года после тщательной предварительной подготовки, с помощью старшего досмотрщика заставы Степана Елизарова, который имел специальность штурмана каботажного плавания, «Утгард» был затоплен на мелководье в Старцевой губе. Впоследствии затопленный пароход и судовой инвентарь находился под круглосуточной охраной досмотрщиков заставы, вооруженных штатными револьверами и драгунскими шашками.

Телеграфные указания в отношении «Утгарда» начальник Ковдского порта и управляющий таможенной заставой Константин Аверкиевич Дьяконов получал лично от губернатора Бибикова, и ему лично отчитывался, докладывая своевременно об обстановке в Архангельскую таможню и Департамент таможенных сборов. Получив доклад Дьяконова о возможности подъема «Утгарда» и использования для нужд России, Архангельский губернатор дал добро.

Операция по подъему «Утгарда» была поручена опять же Дьяконову. Он действовал грамотно и решительно, используя буксиры, насосы и механиков лесопильных заводов. После тщательного обследования водолазами, снятия части груза, ремонта механизмов, откачки воды, ревизии и смазки судовой машины, океанский пароход, предусмотрительно удерживаемый якорями, встал на полную воду.

В этой уникальной операции проявился высокий профессионализм Дьяконова, сумевшего в сложной ситуации сконцентрировать все имевшиеся у него и у предприятий лесной промышленности силы и средства. Государственная задача, несвойственная для таможенной службы, была блестяще выполнена.

- Что стало с членами команды, с кораблем?

- Команда была интернациональной. Шведов и норвежцев отправили домой на норвежском судне. Германские и австрийские подданные во главе со шкипером Оскаром Люкасом четыре года содержались в лагере для военнопленных под Петрозаводском. В 1918 году все они были экстрагированы в Германию.

Кстати, шкипер, совладелец «Утгарда», вероятно, вел шпионскую работу – он следил за российскими морскими коммуникациями и отправлял шифрованные телеграммы. Подтверждение тому при углубленном таможенном досмотре судна: в радиорубке Дьяконов обнаружил черновики семи зашифрованных радиотелеграмм, которые затем были направлены для дешифровки в Генеральный штаб России.

В октябре 1914 года поднятое судно было включено в состав Товарищества Архангельско-Мурманского срочного пароходства, вооружено одной пушкой и ему было присвоено имя «Умба». В 1917 году пароход был направлен на доковый ремонт в Англию по ранее заключенному контракту, но позже он был реквизирован в счет долгов царского Правительства России. По невероятному стечению обстоятельств, пароход, построенный на германской верфи в Ростоке в 1903 году, 30 апреля 1918 года был торпедирован германской подводной лодкой UB-57 у юго-восточного берега Англии. Погибли 20 из 25 членов экипажа парохода под флагом Великобритании с именем «Умба», данным в России. Но и это не конец истории. Сама подводная лодка пережила Умбу чуть более 3 месяцев - погибла 14 августа 1918 года в Северном море от подрыва на английской мине.

Место гибели «Умбы» известно. Несколько лет назад на останках хорошо сохранившегося парохода на глубине 22 метров побывала подводная экспедиция, выложившая свои видеоматериалы в Интернете.

- Что известно о таможенниках, которые волею судьбы были вовлечены в круговорот истории?

- Благодаря местному краеведу, ныне покойному Анатолию Патракову, несколько лет назад в нашем распоряжении появилась фотография сотрудников Ковдинской таможенной заставы, датированная 1910 годом. Много лет мы восстанавливаем имена изображенных на ней 16 человек, по многим из которых можно писать отдельные публикации. Установили, что снимок относится к 1904 году. Изучено штатное расписание, дела о службе чиновников, таможенных досмотрщиков и гребцов, их назначение, перемещение, награждение, семейное положение, их жалованье, направление в служебные командировки, в отпуска, на лечение и многое другое. Серьезному анализу была подвергнута форменная одежда, награды на ней. Эта работа потребовала детального изучения большого пласта исторических и законодательных документов Российской Империи, относящихся к таможенной службе. Исследование продолжается.

Как я уже упоминал, одной из самых интересных фигур является управляющий Ковдинской таможенной заставой Константин Аверкиевич Дьяконов. Родом из семьи служащего Холмогорского уезда Архангельской губернии, он находился на таможенной службе с 1885 года – в Керети, Кеми, Сороке (Беломорске), Ковде и других местах. За добросовестную службу Дьяконов был награжден медалями и орденами, а в 1913 году получил чин надворного советника. По данным на 1916 год у него было семеро детей. Один из сыновей - Константин - выбрал профессию отца, поступив на службу писарем в Санкт-Петербургскую портовую таможню в 1913 году. А еще через 10 лет в 1923 г. имя Константина Дьяконова мы встретили в списках Керетской портовой таможни в должности помощника Управляющего. И там же сноска – уволен в 1924 г. по Постановлению ЦК по чистке советских учреждений. А в Архиве УФСБ России по Карелии имеется дело по обвинению в контрреволюционной деятельности другого сына Дьяконова  - Николая. Придет время, и мы расскажем о его судьбе...

Изучая биографию Константина Дьяконова, мы достаточно отчетливо сформировали для себя образ грамотного, порядочного, настойчивого, вежливого, обязательного, высокопрофессионального и мудрого руководителя, обладающего обширными познаниями и практическими навыками не только в области таможенного дела, но и в смежных областях. Например, во внешней торговле, в морском деле, в особенностях международного морского страхования, в аукционных процедурах, научных перспективах изучения биоресурсов Белого моря, и других сферах.

Нам пока неведом жизненный путь Дьяконова после 1917 года. Ясно одно, судьба членов его семьи тесно связана с Архангельской областью и Карелией.

- Не секрет, что образ чиновника, таможенного служащего сегодня не всегда вызывает положительные эмоции у людей. Как местные жители реагировали на вашу работу, узнав о цели экспедиций?

- В июле у меня состоялась интересная встреча с краеведами и любителями истории в Кандалакшской централизованной библиотеке, которая пригласила меня на встречу с местными жителями, узнав о цели моей экспедиции.

Тема оказалась интересной. Собравшихся было около сорока человек, в том числе и ветераны таможенной службы. После моего доклада многие делились воспоминаниями о людях и событиях былых времен. Состоялся содержательный диалог о значении краеведения для воспитания молодого поколения, о чаяниях и судьбах прошлых поколениях жителей Беломорья, о необходимости передачи потомках накопленных знаний.

Мне помогают в работе краеведы из Кандалакши Дмитрий Лоскутов и Александр Зятиков. Большую помощь в обеих экспедициях оказал знаток истории Ковды Анатолий Иванович Прокопьев. Целям поисков способствовали также материалы, полученные из Лесозаводской поселковой библиотеки.

Мне удалось встретиться с потомками досмотрщика заставы Степана Родионовича Елизарова, в семье которых сохранились не только коллективная фотография ковдинских таможенников, но и другие уникальные свидетельства. В 1902 году Дьяконов дал Елизарову такую характеристику: «Таможенную службу знает отлично. Исполнительный, расторопный. Престиж свой постоянно к другим досмотрщикам поддерживает умело. Вежлив. Дисциплину знает хорошо». Подобной оценкой могли бы гордиться и сегодняшние сотрудники Федеральной таможенной службы!

Примеров достойного служения таможенников Родине нашлось множество. Открываются удивительные тайны судеб беломорских таможенников. Кое-что уже нашло отражение в моих научных публикациях, брошюрах, но материалов, охватывающих период истории таможенного дела в Карелии с XVI по XXI век, у меня достаточно на объемную книгу. Надеюсь, когда-нибудь ее удастся издать. Впереди новые экспедиции, новые имена и новые открытия!

Беседовал Александр Дьяков,
начальник отделения таможенного досмотра Костомукшского таможенного поста Карельской таможни

Оценить